Rambler's Top100
ДАЙДЖЕСТ

В мире олигархов коррупция процветает, а наказывать их некому. Опыт Украины, Молдовы, Грузии

[15:32 19 марта 2018 года ] [ ]

Эти три страны твердо встали на путь борьбы с коррупцией и прозрачного внедрения реформ, но через несколько лет после подписания Соглашения об ассоциации с Европейским союзом их по-прежнему возглавляют олигархи.

Теперь существенная коррупция скрывается, а судебные процессы застопориваются.

Украина, Молдова и Грузия — три страны на постсоветском пространстве, сталкивающиеся со сходными проблемами из-за одного и того же явления — власти олигархов. Хотя характер их влияния в этих трех странах отличается, само их влияние на общество сходно: ограничение политического плюрализма, захват государственных учреждений, усиление коррупции на высоком уровне, контроль над судебной системой и блокирование реформ.

Мы наблюдаем за тем, как эти три страны, управляемые олигархами, борются с коррупцией и наказывают тех, кто совершает злоупотребления. Из этих трех стран Грузия выделяется в силу того факта, что она приняла своевременные и радикальные меры по искоренению самых очевидных проявлений коррупции. Молдова и Украина заявили о своей готовности к этой борьбе и действительно модернизировали свою правовую инфраструктуру, но оказались лишены подлинной политической воли, потому результаты, ожидаемые обществом и внешними партнерами, не были достигнуты.

Грузия опережает Молдову и Украину в Индексе восприятия коррупции. В 2016 году Transparency International отвела Грузии 44-е место в рейтинге из 176 стран, она набрала 57 баллов. Индекс рассчитывается по шкале от 0 до 100, где “0” означает “страна полностью коррумпирована”, а “100” означает “полное отсутствие коррупции”. Молдова набрала 30 баллов в 2016 году и заняла 123-е место — это худший результат, достигнутый ей за последние пять лет. Украина, как и Россия, заняла 131-е место.

Украина: Монополия на вынесение приговоров коррупционерам принадлежит государству

В Украине можно начинать судебные разбирательства против самых коррумпированных лиц, но проблема заключается в результатах, которые должны сводиться к двум вариантам: осуждению и конфискации имущества.

Однако этого не происходит, так как “монополия на вынесение приговоров о лишении свободы принадлежит государству”, утверждает Виталий Шабунин, директор украинского Центра противодействия коррупции, неправительственной организации, которая на протяжении пяти лет борется за то, чтобы государственные учреждения выполняли свою работу и карали коррупционеров на высоком уровне.

Виталий Шабунин и юрий Николов утверждают, что в Украине не существует проблемы начала уголовного дела по факту коррупции. Проблема заключается в том, что рассматривание дела в суде задерживается и что нет наказаний в виде лишения свободы или конфискации имущества

После трагических событий на Майдане в 2013—2014 годах было создано несколько учреждений по борьбе с коррупцией в соответствии с рекомендациями европейских партнеров, но их эффективность остается сомнительной.

Г-н Шабунин объяснил, каким образом суды используются в политических интересах, а также как инструменты для блокировки работы Национального антикоррупционного бюро Украины (НАБУ) — независимого учреждения, основанного в апреле 2015 года по образцу Национального антикоррупционного управления (НАУ) в Румынии. НАБУ, по его словам, пыталось расследовать наиболее масштабные случаи коррупции и отмывания денег, но уголовное преследование было ограничено и не поощрялось, например, в тех случаях, когда судьи отказывались требовать от компаний или государственных учреждений представить документы в суд. Очевидно, хотя создание НАБУ было частью реформ, проводимых Украиной в соответствии с европейскими стандартами, оно может действовать только в том случае, если при этом не затрагиваются интересы влиятельных лиц.

• В августе 2017 года Н. Мартыненко проиграл в судебных инстанциях Швейцарии дело о передаче служителям закона Украины информации о швейцарских счетах своих компании в Панаме.

20 апреля 2017 года сотрудники НАБУ задержали бывшего депутата Николая Мартыненко за нарушения в использовании бюджета государственной компании “ВостГок” (объединенного горнодобывающего предприятия, специализирующегося на добыче и переработке урановой руды). Бывший депутат предположительно отнял у государства более 14,4 млн евро. Позднее Мартыненко обвинили в присвоении 6,4 млн евро в течение четырех лет со счетов государственного предприятия “Энергоатом” в соучастии с тремя другими должностными лицами путем завышения стоимости тендеров и оказания поддержки чешской компании. Чешская компания перечислила деньги на счета оффшорной компании в Панаме, полностью управляемой депутатом Мартыненко.

Виталий Шабунин сказал, что это один из первых случаев в истории Украины, когда человек, оказывающий значительное влияние на политическую жизнь, которого можно считать мелким олигархом, оказался под следствием за коррупционные преступления.

Другой инцидент, подтверждающий, что НАБУ — структура, которой коррупционерам следует опасаться, заключается в том, что депутат Александр Онищенко сбежал из страны в июне 2016 года, когда генеральный прокурор Украины обратился в Верховную Раду, однопалатный парламент Украины, с требованием лишить его неприкосновенности, чтобы его можно было арестовать за незаконные сделки в сфере природного газа.

“Такие люди могут попасть в сферу действия НАБУ. Почему же тогда не могут оказаться под следствием главные олигархи? Если олигарх не станет должностным лицом, он не фигурирует в уголовных делах. Все делается людьми, контролируемыми им. Например, компания олигарха Рината Ахметова получает прибыль, потому что государственная инстанция решила, что он может ее получать. Хотя он явно играет определенную роль в этой схеме, Ахметов не может быть обвинен. В случае с Национальным банком Украины суд обвинил управляющего банком, но не олигарха, владеющего банком, через который были изъяты средства”, — пояснил Шабунин, отметив, что для того, чтобы правосудие осуществлялось, страна должна быть “очищена” от людей, которые занимают стратегические позиции по решению олигархов. Кроме того, эксперт указывает, что конечной целью является не столько наказать олигархов, сколько “подрезать щупальца”, которые они используют, чтобы оказывать влияние на государство.

Методы, которыми пользуются олигархи, чтобы влиять на правосудие, различны по своей форме. Иногда судей подкупают, в других случаях судебные решения “покупаются”, в то же время более успешная стратегия подразумевает продвижение определенных судей по служебной лестнице — из региональных судов в вышестоящие инстанции. Когда дело доходит до серьезных конфликтов (например, когда президент Порошенко хотел доказать олигарху Игорю Коломойскому, кто из них главный), судья просто действовал по непосредственным указаниям президента при рассмотрении дела, возбужденного против человека из окружения Коломойского. “Оказывалось политическое влияние”, — так определяет произошедшее г-н Шабунин, добавляя, что для того, чтобы все судебные инстанции подчинялись одному человеку, достаточно контролировать главное учреждение, где решаются вопросы карьеры судей, то есть Высший совет юстиции (ВСЮ).

ВСЮ был создан в 2016 году в рамках реорганизации бывшего Верховного совета юстиции. Этот коллегиальный орган стал одним из изменений, внесенных в реформу судебной системы, начатой в 2014 году по инициативе президента Петра Порошенко. ВСЮ — это орган, ответственный именно за создание системы профессиональных и неподкупных судей и за защиту их независимости. В его обязанности входят назначение, увольнение и рассмотрение дисциплинарных процедур, касающихся судей, а также с недавних пор и прокуроров. ВСЮ избирает судей Верховного суда Украины и направляет их кандидатуры президенту Порошенко для подтверждения. Независимость ВСЮ и, соответственно, неподкупность судей в этой организации вызывают вопросы, если проанализировать его состав, биографию председателя ВСЮ Игоря Бенедисюка, а также его связи с президентом Порошенко.

Положение судьи Бенедисюка было определено, когда конституционные нормы о задержании и аресте судей фактически изменились. Президент Порошенко обещал, что любой судья, попавшийся на взяточничестве, будет задержан и арестован без какого-либо специального разрешения, но ВСЮ затем внедрил практику запроса предварительного согласия Совета. Таким образом, значительная часть судебной реформы была скомпрометирована и был создан важный инструмент для оказания влияния на судей и защиты тех, кто “верен” правительству.

Этот “реформированный” орган во главе с председателем, выдвинутым на руководящие должности в системе президентом Порошенко, прекратил прямые трансляции заседаний дисциплинарного совета, где рассматриваются дела, в которых участвуют судьи, в том числе те, кто помог подавить протесты на Майдане в 2013—2014 годах. Многие члены ВСЮ являются бывшими адвокатами президента или людьми, которые стремились получить членство в его партии.

Некоторые члены подозреваются в коррупции, например, Павел Гречковский, который был арестован в сентябре 2016 года. Он предположительно получил взятку в размере 424 000 евро, чтобы повлиять на решение суда, и эта взятка являлась своего рода первым взносом. Суд отпустил его под залог в размере 123 000 евро и пока еще не вынес приговор. Гречковский по-прежнему является членом ВСЮ и в качестве члена дисциплинарного совета оценивает неподкупность судей.

Ярким примером того, что президент страны оказал колоссальное влияние на антикоррупционные учреждения, стали события, произошедшие в апреле 2016 года, когда журналист-расследователь Анна Бабинец обнаружила, что в так называемых Panama Papers есть доказательства того, что глава государства не отказался от фабрики “Roshen” — своей шоколадной империи, хотя и обещал сделать это до избрания. Журналистка доказала, что, когда на востоке Украины происходили кровавые военные действия и ежедневно погибали десятки солдат, президент занимался схемой передачи своего бизнеса в оффшорную зону.

“В нашей стране нет структуры, которая могла бы начать расследование в отношении президента. Когда мы опубликовали рассказ об оффшорных предприятиях Порошенко, изначально почти все утверждали, что в этом нет ничего криминального. Через пять часов после публикации Генеральная прокуратура заявила, что никаких нарушений не было, то есть, насколько я понимаю, расследование там провели, не выходя из офиса”, — утверждает г-жа Бабинец, заявив, что в отношении менее публичных политических фигур могут начаться следственные действия после публикации журналистских расследований, но эти действия, как правило, и не начинаются. Так коррупционеры остаются на своих местах.

Главный редактор интернет-издания Nashi Groshi Юрий Николов также говорит, что за последние три года в Украине прошли громкие аресты. Однако добавил, что никто из арестованных не остается за решеткой. “Бывало, чиновников арестовывали во время заседаний. Главный пожарный страны был арестован во время правительственного собрания прямо перед камерами. Это произошло два года назад, но прошло два года, а он так и не попал в тюрьму”, — говорит г-н Николов. Реформа судебной системы, результаты которой очень важны для будущего Украины, продолжает осуществляться с серьезными нарушениями.

Молдова: Неудобных судей “распинают”

Коррупция в судебной системе Молдовы и политизация Высшего совета магистратуры (ВСМ), аналогичного Высшему совету юстиции в Украине, обсуждались в последние годы в гражданском обществе, в том числе судьями, которые оказались “выброшены” из системы. Самым недавним примером того, что честность и профессионализм судьи не являются критериями для того, чтобы быть принятым в систему, особенно на руководящие должности, стала ситуация, сложившаяся 20 октября 2017 года, когда главный совет судей избрал шестерых судей, в чьей честности были сомнения, на должности в ВСМ. Двоих кандидатов на эти должности, которые открыто критиковали систему, проигнорировали.

Виорика Пуйкэ.

Источник фотографии: Ziarul de Gardă

В последние годы магистрат Виорика Пуйкэ была кандидатом на целый судейских должностей в высшей судебной инстанции, однако, хотя часто у нее был самый высокий балл, она не назначалась победительницей конкурсов

“Похоже, идеальными кандидатами в ВСМ были бы слепые, глухие и немые судьи. Коллег, которые критикуют эту систему, регулярно “распинают”. То, что они пытаются “распять” судебную систему в целом, — трагедия. Тот факт, что судьи не соблюдают принесенную ими при вступлении в должность присягу и не противостоят этой организованной катастрофе, является не только крахом судебной власти, но и крушением надежд всех граждан этой страны, из чьих налогов оплачивается работа судей”, — заявил судья Георге Балан перед десятками своих коллег 20 октября 2017 года, отметив, что он решил участвовать в конкурсе, чтобы доказать партнерам из Европейского союза среди прочего то, насколько коррумпирована система.

“Иногда создается впечатление, что кто-то сознательно хочет вызвать страх среди судей, чтобы можно было манипулировать нами”, — отметила судья Виорика Пуйкэ, имея в виду тот факт, что в последнее время все больше и больше судей подвергаются судебному преследованию за свои решения.

В сентябре 2016 года 16 нынешних и бывших судей в Молдове были задержаны по обвинению в причастности к отмыванию 20 млрд долларов из России. Хотя роль судей в этом деле была известна еще с 2014 года, задержания прошли через два с половиной года после совершения преступления. В настоящее время никому не предъявлены обвинения и никто не оказался за решеткой. С другой стороны, судья Домника Маноле лишилась своего места в системе за принятие решения, которое было невыгодно правящей партии.

Ни один судья, в отношении которого проводилось расследование, который оказался на скамье подсудимых или был осужден за последние восемь лет молдавской судебной системой, сегодня не находится за решеткой. Хотя в течение этого периода было возбуждено по меньшей мере 40 дел с участием судей, только один судья был приговорен к тюремному заключению, но ему удалось бежать из зала суда. Он так и не был найден полицией, хотя находился в розыске в течение почти трех лет.

За это время европейские институты вложили 28,2 млн евро в государственный бюджет на реформу судебной системы, но из-за внутренней коррупции общественное доверие к правосудию продолжало резко снижаться с 26 % в 2012 году до 8 % в 2016 году. По данным “Барометра общественного мнения”, весной этого года только 2 % респондентов заявили, что они “вполне доверяют” судебной системе, 22 % сказали, что “в некоторой степени доверяют” ей, тогда как 73 % — “не вполне доверяют” или “совсем не доверяют” ей.

Хотя такие важные фигуры, как бывший премьер-министр Влад Филат и бывший депутат Вячеслав Платон, которых называют “расхитителями № 1” в СНГ, оказались под следствием и были обвинены, судебные процессы против них можно отнести к категории политических, поскольку они начались только тогда, когда у этих людей возникли конфликты с олигархом Владимиром Плахотнюком.

В то время как Филат и Платон находятся за решеткой, бизнесмен со спорной репутацией и мэр города Орхей Илан Шор, важный участник “кражи века”, остаётся на свободе, хотя его имя указано в отчете Kroll, и он значится там как лицо, вовлеченное в сделки, которые привели к исчезновению одного миллиарда долларов из Молдовы. Kroll, аудиторская компания из США, расследовала, как с помощью сложных транзакций три финансовых учреждения, на которые приходилось около трети банковских активов страны, выдали кредиты на общую сумму в один миллиард долларов, т. е. 15 % ВВП страны. Эти кредиты так и не были выплачены. Более того, в октябре 2016 года депутаты и бывший глава государства приняли пакет из семи законов, предусматривающих возмещение миллиарда из средств молдавских граждан.

До сих пор банковское мошенничество не было полностью раскрыто, и те, кто в конечном итоге получил выгоду от кражи, не оказались за решеткой. “Более того, до настоящего времени руководство страны не делало ничего, чтобы привлечь к ответственности глав государственных учреждений, которые не смогли предотвратить преступление, то есть бывшего главу Национального банка, бывшего главу Национального антикоррупционного центра, директора Службы информации и безопасности и генерального прокурора”, — заявила Янина Спиней, эксперт Transparency International Moldova. Она утверждает, что это упущение является одной из причин, по которым внешние партнеры страны блокировали макрофинансирование для Молдовы.

Недавно Европейский союз объявил, что власти Молдовы не выполнили условия, необходимые для осуществления последнего транша в сумме около 28 млн евро, в рамках программы судебной реформы. Владимир Грибинча, председатель Юридического ресурсного центра Молдовы, объяснил, что фактически эти деньги уже были потрачены молдавскими властями и что ЕС должен был только возместить эти затраты. “Миллионы не пришлют, поэтому в государственном бюджете возникнет дефицит около 30 миллионов евро”, — отметил эксперт.

ЕС прекратил бюджетные поддерживающие выплаты не только в сфере реформы судебной системы, но и в других областях. Пока неизвестно, когда финансирование будет возобновлено. Между тем задолженность растет.

Как выглядит миллиард долларов

Источник фотографии: Ziarul de Gardă

Художник установил инсталляцию, иллюстрирующую то, как на практике выглядит миллиард долларов. Инсталляция весит более 5 тонн, а банкноты были напечатаны в точном размере 100-долларовых купюр.

Национальный орган по неподкупности —структура, которая должна контролировать активы и интересы должностных лиц, также не работала на протяжении года и трех месяцев. Благодаря вмешательству государственных органов, их декларации о доходах и имуществе больше не проверяются каким-либо учреждением; все уведомления по этому вопросу архивируются и хранятся для будущих инспекторов по неподкупности, которые пока существуют только на бумаге. Это связано с тем, что Национальный орган по неподкупности, который был реформирован с помощью европейского финансирования, не функционирует, поскольку его председатель так и не был избран.

Грузия: Независимости судебной системы угрожают политические интересы

В то время как Грузия находится в лучшем положении, чем две другие страны, в международных рейтингах независимости судебных органов и восприятия коррупции, она также сталкивается с проблемами в этих областях. Главный редактор видеопроекта Monitor Studio Нана Биганишвили говорит, что во время правления Михаила Саакашвили политические судебные процессы были гораздо более распространены, чем сейчас, когда страна контролируется теневым путем — олигархом Бидзиной Иванишвили. В то же время журналист-расследователь отмечает: по статистике, число оправдательных приговоров составляет 0 %.

Нана Биганишвили считает, что система правосудия в Грузии независима до тех пор, пока нет политических интересов.

“Положение в области прав человека улучшилось, но все же существуют проблемы. До 2012 года мы проводили очень серьезные расследования нарушений прав человека, в том числе допущенных судебными инстанциями. Сегодня все по-другому. У нас происходят громкие задержания по делам о коррупции, недавно такое задержание прошло в мэрии Тбилиси”, — говорит М. Биганишвили, не отрицая, что процесс, связанный с сотрудниками мэрии, может иметь политическую подоплеку.

Жалуясь на нищету, низкую заработную плату и недостаточную пенсию и обвиняя власти в том, что они действуют в своих интересах вместо того, чтобы решать проблемы страны, большинство грузин все же гордятся тем, что за сравнительно короткое время коррупция исчезла из государственных учреждений, а любая попытка подкупить полицейского, чиновника или юриста так жестоко наказывается, что люди предпочитают платить большие штрафы, а не предлагать деньги в обмен на решение проблем.

В то же время директор Центра культурных отношений “Кавказский дом” Гиорги Канашвили говорит, что коррупция на высоком уровне все еще существует, и это может способствовать возвращению к старой системе. “Прокуратура, я думаю, совершенно свободна в своих действиях, если она не мешает политическим интересам. Как прокуратура, так и суды в принципе свободны”, — считает он.

Он добавил, что необходимо упомянуть один важный аспект: с приходом к власти Бидзины Иванишвили “лица” судебной власти начали меняться. “В первые годы после падения режима Саакашвили любые инициативы прокуратуры блокировались, поскольку судьи были назначены прежним правительством. Ситуация постепенно изменилась, так как все больше и больше людей, лояльных нынешнему руководству, назначаются на различные должности. Постепенно система была “очищена” от ключевых лиц, хотя мы должны признать, что партия “Грузинская мечта” не устранила их всех. Некоторые из тех, кто по-прежнему работает в министерствах, были назначены или были лояльны Национальной партии, то есть Саакашвили”, — отметил он.

Инспектораты полиции в Тбилиси построены из стекла

В свою очередь, Натия Коберидзе, журналистка и представительница Национального комитета Международного института печати в Грузии, учившаяся в докторантуре в Эстонии, в течение последних двух лет уделяет особое внимание реформам правительства и утверждает, что попытка изменить традицию не удалась: судей и прокуроров по-прежнему используют в политических интересах, а правосудие вершится избирательно. В связи с этим она упомянула футболиста и бывшего министра энергетики Каху Каладзе, который в октябре стал мэром Тбилиси, будучи кандидатом от партии “Грузинская мечта”.

“Утверждают, что Каха Каладзе — очень коррумпированный человек. Он поддерживает связи с преступным миром. Его неоднократно видели и фотографировали в сомнительных кругах, представлены доказательства того, что он в особых отношениях с преступными группировками в разных странах. Ряд журналистских расследований показал, что он превысил свои полномочия, занимая должность министра энергетики, и начал переговоры с “Газпромом”. Он настаивал на том, что Грузия должна подписать контракт с “Газпромом”, несмотря на глобальную тенденцию ухода с российского рынка. Грузия перестала потреблять российский газ еще в 2008 году, потому что это (поставки газа) не что иное, как политическое оружие против соседних стран, таких как Грузия, со слабыми и уязвимыми газовыми ресурсами. Однако г-н Каладзе сделал все возможное, чтобы вернуть нас на российский рынок, и подписал контракт на совершенно непрозрачных условиях, несмотря на массовые протесты. Впоследствии премьер-министр заявил, что стране нет необходимости подписывать этот контракт. Можете ли вы представить, какую роль сыграл бы Каладзе, если бы премьер-министр не смог повлиять на министра? Мы пока не знаем, какими будут последствия”, — пояснила г-жа Коберидзе, отметив, что не было начато никакого расследования по решению Иванишвили, который предположительно является акционером “Газпрома”.

В контексте избирательного правосудия, коррупции и политического влияния в судебной системе отмечается довольно серьезная проблема, о которой пишут журналисты в Грузии, — это доступ к информации, представляющей общественный интерес. Журналистка Коберидзе отмечает, что этот доступ всегда был проблематичным, особенно в вопросах, связанных с данными Министерства внутренних дел и Министерства обороны.

“Известно много случаев, когда журналисты обращаются в суд и выигрывают судебные иски против государственных структур, которые не имеют права отказывать в доступе к информации, представляющей общественный интерес, особенно в сроки, предусмотренные законом. Министерство юстиции во главе с министром Теа Цулукиани очень часто игнорирует запросы журналистов. Недавно суд объявил ее правонарушительницей, так как она не предоставила информацию”, — отметила журналистка.

Ограничение доступа к информации для журналистов — проблема и в Молдове, особенно в последние годы, когда, ссылаясь на защиту персональных данных, власти пытаются скрывать обвинения по политическим делам или оправдание лиц, лояльных системе.

“В последнее время мы наблюдаем явную тенденцию к злоупотреблениям со стороны государственных органов, которые используют Закон о защите персональных данных как предлог для отказа в предоставлении информации, представляющей общественный интерес. Закон содержит субъективные и очень расплывчатые положения, которые оставляют возможности для злоупотреблений”, — заявила Надежда Хриптиевски, программный директор Юридического ресурсного центра Молдовы, после того как журналисты-расследователи выступили с протестом перед ВСМ в начале октября, требуя, чтобы Совет не принимал постановление, ограничивающее доступ к информации.

Протест ВСМ

Источник фотографии: Ziarul de Gardă

Хотя было принято Положение, предусматривающее, что судебные решения не будут анонимизированы, за исключением некоторых случаев, власти разрабатывают законопроект о том, что дела будут недоступны для поиска на онлайн-портале судебных инстанций по наименованиям сторон

В заключение мы можем с уверенностью сказать, что Грузия осуществила ряд реформ своей судебной системы, но для снижения влияния политики требуется гораздо больше усилий. В Молдове наиболее сложные из выявленных проблем касаются как назначения, так и служебного продвижения судей и закрытых слушаний по громким делам. Украина находится в процессе судебной реформы, но судебный сектор по-прежнему воспринимается как один из самых коррумпированных.

Марина ЧОБАНУ

Добавить в FacebookДобавить в TwitterДобавить в LivejournalДобавить в Google BuzzДобавить в LinkedinДобавить в Vkontakte 0
[2018-03-19 16:09:34] [ Аноним с адреса 31.41.71.* ]

Виходить, грузини в себе облажались і тут те саме транзитом влаштували. Молдова на черзі)

Что скажете, Аноним?

Если Вы зарегистрированный пользователь и хотите участвовать в дискуссии — введите
свой логин (email) , пароль  и нажмите .

Если Вы еще не зарегистрировались, зайдите на страницу регистрации.

Код состоит из цифр и латинских букв, изображенных на картинке. Для перезагрузки кода кликните на картинке.

ДАЙДЖЕСТ
НОВОСТИ
АНАЛИТИКА
ПАРТНЁРЫ
pекламные ссылки


metaltop.ru Rambler's Top100 miavia estudia

(c) Укррудпром — новости металлургии: цветная металлургия, черная металлургия, металлургия Украины

При цитировании и использовании материалов ссылка на www.ukrrudprom.ua обязательна. Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентства "Iнтерфакс-Україна", "Українськi Новини" в каком-либо виде строго запрещены

Сделано в miavia estudia.