Rambler's Top100
ДАЙДЖЕСТ

Вымогательство у детей генерала и плацдарм для Матиоса. Закулисье “дела Холодницкого”

[18:34 16 апреля 2018 года ] [ Страна.ua, 13 апреля 2018 ]

Кому из руководства Генпрокуратуры предназначались $2 млн от арестованного по “вертолетному делу” Станислава Денисюка.

В загадочной эпопее с “жучком в аквариуме”, записывавшем откровения заместителя генпрокурора — руководителя САП Назара Холодницкого, наметился новый поворот.

Мы уже писали, что во всей этой истории самое удивительное то, что до сих пор не обнародована информация об уголовном производстве, в рамках которого, собственно, Холодницкого и поставили на прослушку объединенными усилиями Генпрокуратуры и НАБУ. 

Речь идет и деле по вымогательству взятки с арестованного по так называемому “вертолетному делу” экс-руководителя налоговой Харьковщины генерала Станислава Денисюка. 

Что выглядит достаточно странно. НАБУ обнародовало несколько разговоров в кабинета главы САП, но ни один из них не имел никакого отношения к этому делу.

А оно, между тем, активно расследуется. Но с совершенно другой стороны. К членам семьи опального фискального генерала нагрянули с обысками, дочери — объявили о подозрении, а после обеда 11 апреля Соломенский суд рассматривал ходатайство об избрании ей меры пресечения.

Накануне этого корреспондент “Страны” встретился с представляющим интересы семьи Денисюков адвокатом Сергеем Вилковым и детьми Станислава Денисюка — Денисом и Татьяной (судьей Хозяйственного суда Харьковской области).

Они рассказали свою трактовку баталий, которые почти год ведутся вокруг дела харьковского “налогового генерала”. Как это связано с вымогательством у него денег от имени топов Генпрокуратуры и попыткой ударить по Холодницкому — в материале “Страны”.

Говорить “под запись” дети Денисюка соглашаются с условием — они озвучат лишь те обстоятельства истории, которые не являются материалами уголовных дел, где они давали подписку о неразглашении. Из-за этого в отдельных деталях они уклоняются от обозначения фамилий и нюансов коррупционной эпопеи, передавая эстафету своему адвокату Вилкову.

Посредники вышли на связь в день задержания налогового генерала

По заверениям детей Денисюка, первый сигнал о том, что все проблемы их отца “решаемы” они получили еще 24 мая 2017 года — день задержания двух дюжин бывших высокопоставленных руководителей фискального ведомства. Последних доставляли в аэропорт “Жуляны” силами специальной авиации, а происходящее глава МВД Арсен Аваков и заместитель генпрокурора Анатолий Матиос окрестили самой масштабной антикоррупционной операцией в истории Украины.

Отдельной “минуты славы” при этом был удостоен Денисюк, которого Главный военный прокурор назвал “смотрящим” за бизнесом опального олигарха Сергея Курченко. И хотя в деле самого Курченко у Денисюка не имеется никакого статуса, отцепить этот шлейф от своего имени ему так и не удалось.

“Как только задержали Станислава Федоровича, Татьяне позвонили, причем это были не посторонние люди, а знакомые семьи. Ей настойчиво предложили контакты людей, которые могут помочь в сложившейся ситуации”, — говорит адвокат Сергей Вилков.

Что вменяют харьковскому фискалу

Сам защитник об этом узнал лишь постфактум: с момента задержания он находился вместе с Денисюком в стенах Генпрокуратуры. Здесь и случилась первая накладка в его деле.

Выяснилось, что текст “пидозры” “налоговому генералу” был заранее подписан замначальника управления ГПУ по расследованию преступлений, совершенных на временно оккупированных территориях Ольгой Мирогородской. В случае харьковского налогового генерала, уволенного после избрания президентом Януковича по сокращению штатов в связи с ликвидацией ГНАУ, и занимавшегося после этого адвокатской деятельностью, закон устанавливает императив — о подозрении такому фигуранту может объявлять только глава ГПУ или его заместители.

“Они упустили важную деталь о том, что Денисюк — спецсубъект. А так как все это время Матиос с Аваковым красовались в телеэфирах, все сидели и ждали”, — поясняет Вилков.

В итоге, свой автограф под “пидозрой” Денисюку поставил Главный военный прокурор, зачитав ее текст и разъяснив права задержанного. При этом, сам он на тот момент не входил в состав группы прокуроров по “вертолетному делу”. Что, по версии Вилкова, означает серьезное попрание прав его клиента. Дескать, статус подозреваемого Денисюк получил с нарушением.

На эту деталь неоднократно обращали внимание адвокаты фискала в судах. А позднее “промашку” де-факто признали и в “военке”, задним числом подготовив постановление о довключении Матиоса в состав группы прокуроров. Впрочем, эти обстоятельства, как и скандальные суды по мере пресечения, а также размеру залога по опальному фискалу не возымели кардинального влияния на перипетии расследования дела о “налоговых площадках”.

По нему с конца весны прошлого года Денисюку вменяется участие в ОПГ Януковича-Клименко (ст.255 УК Украины) и злоупотребление властью (ст.364 УК Украины). Сумма инкриминируемого ему ущерба изначально заявлялась в 308 млн грн, но в конечном счете была снижена втрое — до 134 миллионов.

Сам 60-летний фискал последний год провел под арестом в одиночной камере ИВС на Косогорном переулке в Киеве (только в конце марта он был переведен в СИЗО). Помещение налогового генерала именно в это учреждение прокуроры объясняют якобы грозящими жизни Денисюка опасностями. С чем адвокат Вилков категорически не соглашается, называя условия содержания клиента его изоляцией и пытками.

“Решала” со связями в верхах силовых структур

Как бы там ни было, но 6 марта Станиславу Денисюку был объявлен текст итоговой “пидозры”. С 28 марта его сторона знакомится с материалами “вертолетного дела”.

Помимо него Денисюк и члены его семьи являются фигурантами еще как минимум двух уголовных производств. В изложении адвоката Вилкова, все они являются следствием тех событий, которые произошли с его клиентом после задержания и ареста в мае прошлого года.

Первое из них касается вымогательства денег у членов семьи его клиента. Как уверяет Вилков, он узнал о его существовании случайно. И только по прошествии некоторого времени после полученного 24 мая 2017 года Татьяной Денисюк “оффера”.

В распоряжении адвоката оказалась запись переговоров дочери “налогового генерала” с загадочным посредником. На ней Татьяна обсуждала детали передачи взятки, которая предназначалась для руководства Главной военной прокуратуры за освобождение Денисюка и закрытие его дела.

Сегодня дети налогового генерала утверждают: с соответствующим заявлением о вымогательстве они обратились в Генеральную инспекцию ГПУ вскоре после того, как на них вышел главный посредник. Последний обещал решить вопросы Денисюка на самом высоком уровне, и называл целую серию высокопоставленных лиц, в кабинеты которых он вхож.

По этому факту было открыто уголовное дело. В рамках НСРД сотрудниками СБУ фиксировались переговоры фигурантов расследования, а также встречи.

Среди персон, которые обсуждались на них — верхушка ГПУ и прочих правоохранительных структур. Включая, как уже понятно сегодня, в том числе и двух заместителей генпрокурора — главного военного прокурора Анатолия Матиоса и руководителя САП Назара Холодницкого.

Впрочем, Вилков скептически относится к версии о причастности к этому делу антикоррупционного прокурора и отрицает информацию, что “решала” является кумом Холодницкого.

В тоже время, по его мнению, речь не шла о банальном мошенничестве и “попытке развода” — “решала” действительно посещал режимные объекты силовых структур, был знаком со статусными фигурами.

При этом, куда больше признаков, по мнению адвоката, указывало на то, что “решала” действительно имел выходы на руководство Военной прокуратуры и, возможно, лично на Матиоса.

При этом, слава о его серьезных возможностях подтверждались в узких кругах. В частности, говорят, что якобы именно он помог выйти на сделку со следствием экс-главе налоговой милиции Андрею Головачу.

“Дети Станислава Федоровича наводили справки об этом посреднике. Выяснилось что он находится “в теме” нюансов расследования “вертолетного дела” и засекреченных материалов сделок со следствием по нему. Те детали, в курсе которых был он, посторонний человек не мог знать априори”, — рассказывает Вилков.

Он приводит ряд фактов, подтверждающих гипотезу о связи “решалы” с Военной прокуратурой.

Во-первых, когда Денисюки просили паузу, чтобы подумать над его предложением, посредник заранее обсуждал с представителями “военки” переносы судебных заседаний. Анонс подтвердился — слушания действительно “подвинули” во времени под формальным предлогом.

Во-вторых, именно посредник передал прямые контакты военного прокурора по “делу налоговых генералов” детям Денисюка. С этим человеком они должны были договориться о механизме реализации их просьбы, поставив прокурора в известность — мол, его телефон Денисюкам дал Матиос. Это также сработало: в один момент подчиненный Анатолия Васильевича обеспечил выдачу доверенности на право выезда маленького ребенка Станислава Федоровича за границу.

Передача денег и эвакуация “решалы”

В конечном счете, Денисюки и посредник ударили по рукам. Суммарно свобода “налогового генерала” была оценена в $2 млн. Дети опального арестанта утверждают, что первая часть оговоренной взятки в размере $200 тыс. была передана под контролем правоохранителей. При этом, средства для этого были использованы не бюджетные, как обычно делается в таких случаях.

“У Татьяны на депозите были деньги, которые она сняла. Их передали посреднику, и сразу после этого стало ясно, что произошла какая-то утечка информации”, — отмечает Сергей Вилков.

Прежде всего, это выразилось в изменениях в поведении самого “решалы”. Который стал постепенно уходить со связи с Денисюками, утверждая о нарисовавшихся в его жизни проблемах. Вскоре после этого посредник покинул пределы Украины, выехав за границу.

При пересечении границы он не был задержан. Несмотря на пул собранных доказательств его преступной деятельности даже сегодня этот мужчина не объявлен в розыск. Покрытой мраком оказалась и судьба врученных ему денег Денисюками. Фактически эта наличность, как выражаются на сленге правоохранители, “ушла на потерю”.

Искать ее следы в кабинетах высокопоставленных фигурантов дела о вымогательстве, к которым ездил на рандеву посредник, силовики не стали.

Дело о вымогательстве передали в “Департамент Кононенко-Грановского”

Вместо этого само уголовное производство, возбужденное по заявлению детей Денисюка, “сменило прописку”. Из Генеральной инспекции ГПУ оно перекочевало в Департамент по расследованию особо важных дел ведомства, управление процессуального руководства которого на тот момент возглавляла Ольга Варченко (ныне перешла в Госбюро расследований).

Последняя пригласила на встречу Татьяну и Дениса Денисюков (а также их адвоката), заявив им о необходимости их повторного допроса. При этом, канву расследуемой истории о вымогательстве денег с харьковской семьи стали резко менять в первые же дни переброски дела в этот Департамент Генпрокуратуры.

С особо тяжкой статьи 368 УК Украины (”получение взятки”) ее переквалифицировали на статью о мошенничестве (ст. 190 УК Украины), тем самым давая понять Денисюкам — их-де банально “развел” посредник, а к получению мзды никто из топов ГПУ отношения не имеет.

Между тем, именно после отказа Денисюков согласиться на переквалификацию дела о вымогательстве с них взятки, давление на харьковскую семью со стороны правоохранителей усилилось.

Параллельно, по словам Вилкова, они подавали ряд обращений в НАБУ с просьбой зарегистрировать уголовное производство в отношении Матиоса по мотивам его возможной причастности к вымогательству взятки.

Но ведомство Артема Сытника отвечало отказами. 

Как Холодницкий стал “конечным бенефициаром” получения мзды

Позднее в деле о вымогательстве взятки у Денисюков наметился новый поворот. Вычленив из пула названных посредником в процессе переговоров фамилий только персону Холодницкого, “Департамент Кононенко-Грановского” подключил к расследованию Антикоррупционное бюро. Именно на этом основании была получена санкция суда на право прослушки Назара Ивановича. А фокус расследования свели к тому, что именно он мог стоять за действиями “решалы” по делу налогового генерала.

6 марта Холодницкий обнаружил “жучок” в своем кабинете. В тот же день состоялось общение Вилкова и Денисюка-старшего с Главным военным прокурором и его подчиненными — заместителем Дмитрием Борзых и прокурором Андреем Филюком.

На этой встрече Матиос упрекнул сторону налогового генерала в попытке очернить его имя, привязывая его к истории о вымогательстве у семьи Денисюков взятки. Но это были далеко не все сюрпризы рандеву оппонентов по громкому делу.

Во-первых, Матиос уведомил Денисюка о том, что под его дочь усиленно копают антикоррупционные органы, и вскоре Татьяне будет объявлено о подозрении.

Во-вторых, заместитель Луценко предложил детям налоговика обратиться с заявлением на имя Юрия Витальевича, в котором они просили бы поручить расследование производства о вымогательстве с них денег за освобождение отца в... Главную военную прокуратуру.

“Он вел к тому, что найдет преступников, и вручит уведомление о подозрении тем, кто причастен к этому. Из его слов мы поняли, что он имеет в виду тех лиц, которые занимают высокопоставленные должности в Генпрокуратуре”, — вспоминает детали этого диалога Вилков.

Из слов Анатолия Матиоса, как рассказывает Вилков, следовало, что конечным бенефициаром получения денег от Денисюков выступал именно руководитель САП.

“Каким боком Холодницкий к делу о налоговых площадках, и как мог решить проблемы Станислава Федоровича, если его ведет “военка” — непонятно”, — комментирует эти подозрения адвокат. И допускает, что если бы его клиенты согласились с аргументами Матиоса, то Холодницкий был бы уже подозреваемым по уголовному делу. 

“Я более чем уверен, что если бы это случилось, то посредник тут же вернулся бы в Украину, его задержали, и он из подозреваемого стал бы свидетелем. И конечно же, дал показания, выгодные Главному военному прокурору”, — отмечает Вилков.

Атака на дочь

Впрочем, сам Денисюк 6 марта заявил лишь, что для выработки единой позиции к сложившемуся положению дел ему требуется обсудить ситуацию с детьми. Татьяна и Денис побывали у него в ИВС, а после этого — отправились на прием к Главному военному прокурору. Причем сделано это было по просьбе последнего.

“Суть последней встречи была такая. Мол, сначала вы пишете заявление о передаче дела о взятке в военную прокуратуру, затем вас опрашивают и потом мы решим, что делать с вашим отцом. Денисюки отказались”, — отмечает Вилков.

Через несколько дней после этого начался скандал с “прослушкой в аквариуме” Назара Холодницкого. А параллельно — активизировалось ранее анонсированное Матиосом расследование дела в отношении Татьяны Денисюк.

Что характерно, следственные действия в ее отношении педалируются Антикоррупционным Бюро. Татьяне было объявлено о подозрении в злоупотреблении служебным положением и вынесении заведомо неправосудного решения.

В среду, 11 апреля, в Соломенском райсуде Киева состоялось заседание суда, где прокуроры настаивали на избрании дочери арестованного налогового генерала меры пресечения в виде залога в размере 6 млн грн. Впрочем, судья Вадим Сенин отказал в удовлетворении этого ходатайства САП в полном объеме. Данное решение не подлежит обжалованию.

На этом заседании суда адвокат Вилков заявил, что преследование его клиентки напрямую связано с делом Станислава Денисюка, и попытками склонить его к занятию такой линии поведении, которую нарисовали в “военке”. А именно — оговорить Холодницкого, назвав его главным действующим лицом в деле о “решале”.

Вилков не исключает, что предлагая такой план Матиос сам хочет занять место Холодницкого во главе САП. Тем более, что после грядущего старта работы Госбюро расследований Военную прокуратуру ожидает ликвидация.

В связи со сложившейся ситуацией Денисюки обращаются к Юрию Луценко с просьбой “вернуть” расследование дела о вымогательстве с них денег за освобождение отца в Генеральную инспекцию.

Кроме того, ввиду наличествующего конфликта интересов и опасений мести со стороны Анатолия Матиоса, члены семьи харьковского налоговика ходатайствуют о вычленении его эпизода из общего “вертолетного дела” и передаче процессуального руководства над ним любому другому структурному подразделению ГПУ, за исключением Главной военной прокуратуры.

“Страна” обратилась в пресс-службу Генпрокуратуры с просьбой о комментарии Главного военного прокурора об известных ему подробностях загадочной истории, связанной с вымогательством денег у Станислава Денисюка и его роли в этом скандале.

Аналогичную просьбу автор этих строк направил Анатолию Матиосу в мессенджере Facebook. К моменту выхода этого материала какой-либо реакции и ответов на полученные вопросы мы не получили.

В случае, если Анатолий Васильевич захочет рассказать свою версию эпопеи с “вертолетным делом” харьковского налогового генерала, а также детали скандала с вымогательством денег у семьи Денисюков, редакция опубликует его точку зрения. 

Виталий ГУБИН

Добавить в FacebookДобавить в TwitterДобавить в LivejournalДобавить в Google BuzzДобавить в LinkedinДобавить в Vkontakte 0

Что скажете, Аноним?

Если Вы зарегистрированный пользователь и хотите участвовать в дискуссии — введите
свой логин (email) , пароль  и нажмите .

Если Вы еще не зарегистрировались, зайдите на страницу регистрации.

Код состоит из цифр и латинских букв, изображенных на картинке. Для перезагрузки кода кликните на картинке.

ДАЙДЖЕСТ
НОВОСТИ
АНАЛИТИКА
ПАРТНЁРЫ
pекламные ссылки


metaltop.ru Rambler's Top100 miavia estudia

(c) Укррудпром — новости металлургии: цветная металлургия, черная металлургия, металлургия Украины

При цитировании и использовании материалов ссылка на www.ukrrudprom.ua обязательна. Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентства "Iнтерфакс-Україна", "Українськi Новини" в каком-либо виде строго запрещены

Сделано в miavia estudia.