Rambler's Top100
ДАЙДЖЕСТ

Немецкий коллектор. Зачем Меркель выкупать у Путина “долг Януковича”

[16:11 21 ноября 2017 года ] [ Деловая столица, 21 ноября 2017 ]

Эпическое противостояние между Украиной и РФ по вопросу выплаты так называемого “долга Януковича” близится к завершению.

Компромисс между Россией и Украиной по “долгу Януковича” возможен, если другая страна выкупит его у РФ. Такое заявление сделал заместитель министра финансов РФ Сергей Сторчак.

Компромисс между Россией и Украиной по “долгу Януковича” возможен, если другая страна выкупит его у РФ. Такое заявление сделал заместитель министра финансов РФ Сергей Сторчак.

Речь идет о $3 млрд, которые Украина получила от РФ в результате “конвульсивного” визита бывшего украинского президента в Москву в декабре 2013 г. То, что Россия уже тогда рассматривала возможность смены власти в Киеве, доказывает тот факт, что долг был оформлен в виде выпуска еврооблигаций, а не в качестве межгосударственного займа.

Документально все было обставлено очень грамотно: постановление Кабмина о выпуске еврооблигаций, листинг выпуска, проведенный нашим Минфином на Ирландской фондовой бирже, присвоение выпуску международной рейтинговой компанией Standard&Poor's рейтинга В-. Следует отметить, что с точки зрения международного права любые внутренние непонятки с внешней задолженностью не принимаются арбитражными судами в качестве аргумента “не платить”. В западном мире действует принцип безоговорочной защиты прав кредитора.

Любые обстоятельства и условия выдачи долга не могут рассматриваться в качестве основания для его аннулирования (этот момент, как мы увидим в дальнейшем, очень важен).

Сама по себе регистрация выпуска на международной бирже и присвоение международного рейтинга выпуску еврооблигаций свидетельствуют о том, что данный долг прошел все необходимые стадии легитимации.

Итак, Украина получила $3 млрд от размещения своих еврооблигаций, собственником которых стал Фонд национального благосостояния РФ. Процентная ставка по долгу выполняла роль опарыша для наживки — всего 5% годовых, в то время как реально занимать у Украины на внешних рынках тогда получалось под 8—9%. Буквально одновременно с оформлением сделки россияне усиленно подчищали возможные документарные ляпы: были срочно изменены инвестиционные ограничения для Фонда благосостояния — отныне ему можно было вкладываться не только в инвестиционные ценные бумаги класса А, но и в другие, рейтингом пониже.

Это была только часть сделки по покупке лояльности прежнего режима: всего планировалось выделить Украине с помощью данного финансового инструмента порядка $15 млрд. Этих денег было достаточно на весь 2014 г. для удержания стабильного курса гривни, расчетов за природный газ, заморозки коммунальных тарифов на минимальном уровне, а также для увеличения соцвыплат. Таким образом, горючего “сбитому летчику” с фамилией Янукович должно было хватить ровно до посадочной полосы в виде очередных президентских выборов в 2015 г.

В случае прихода к власти в Киеве лояльного кандидата россияне имели возможность рассрочить задолженность, в противном случае — потребовать с процентами.

Кроме того, в проспект выпуска была зашита любопытная опция относительно возможности досрочного погашения. Все-таки Россия не очень доверяла Януковичу и компании. Поэтому в условия выпуска была встроена защита от перекредитования у “нового хозяина”: на случай, если бы Федорыч взбрыкнул и “сдал назад”, например, пустился бы во все тяжкие искать кредиты от Китая до “британских морей”. Чтобы не допустить этого, россияне получили право требовать досрочного погашения долга в случае, если бы госдолг Украины превысил 60% ВВП. А это могло произойти лишь по двум причинам: Украина нашла новых более щедрых кредиторов или пошла против Белокаменной, в результате чего Россия задействовала план Б и курс гривни вместе с ошметками экономики полетел в тартарары. В таком случае отношение нашего госдолга к ВВП должно было автоматически ухудшиться, что и произошло в 2014—2015 гг.

Уже в 2014 г. отношение нашего государственного и гарантированного долга к ВВП увеличилось с 41 до 73%, причем не так за счет прироста новых долгов, которые, кстати, в долларовом эквиваленте даже сокращались, как из-за девальвации гривни почти в два раза. В 2015 г. данный показатель увеличился до 79%. Таким образом, уже в конце 2014 г. РФ могла потребовать досрочно погасить выпуск купленных ею еврооблигаций, но не сделала этого по нескольким причинам. Во-первых, она прекрасно понимала, что Украина не заплатит, а доказывать в суде право на досрочное погашение значительно тяжелее, чем право на получение денег после истечения оговоренного изначально срока.

Кроме того, Москва изрядно напряглась, ожидая вал исков со стороны украинских банков, государственных предприятий и самого государства Украина относительно имущества, аннексированного вместе с Крымом (а там речь могла идти о сотнях миллиардов долларов).

А возможно, имели место быть и кулуарные договоренности. Во всяком случае, россияне решили подождать до окончания 2015 г., а затем уже действовать наверняка. Конечно, РФ пыталась пакостить нам по мелочам. Например, обращалась с жалобами в МВФ и грозила заблокировать кредитование Украины со стороны этой организации. Дело в том, что МВФ не может кредитовать страну, у которой есть неурегулированные долговые споры с другим участником фонда. А как раз вокруг статуса “долга Януковича” и разгорелись основные споры.

РФ долгое время не могла сориентироваться, с кем ей быть — с умными или красивыми, то есть как обозвать долг с точки зрения его держателя — частным или государственным. В первом случае ей следовало бы присоединиться к клубу кредиторов, которые вели переговоры с Украиной о реструктуризации, во втором — начать межгосударственные консультации. Это мельтешение россиян имеет весьма простое объяснение: в каждом из упомянутых вариантов для Украины были неплохие стартовые возможности, а у РФ, соответственно, слабые места. В случае признания долга частным, Россия обязана была бы подчиниться воле совета кредиторов, то есть пойти на: а) частичное списание долга; б) его отсрочку во времени, то есть начало погашения, начиная с 2019-го и заканчивая 2027 г. Но здесь сыграли свою роль политические факторы: если на высшем уровне этот долг называется взяткой, то отдавать его не комильфо, даже в рассрочку. Что касается варианта с признанием долга государственным, то здесь у Украины вырисовывалась отличная перспектива выкатить против РФ встречные иски, причем не те, которые связаны с войной на Донбассе, где участие россиян еще предстоит доказать, а относительно потери крымских активов: железной дорогой, “Укртелекомом”, банками, “Черноморнефтегазом”, включая экспертные оценки залежей природного газа на шельфе Черного и Азовского морей, а также потери от утраты контроля за судоходством в Керченском проливе. Суммы исков здесь в десятки, а то и в сотни раз превышали бы “жалкие” $3 млрд.

К сожалению, указанная исковая работа со стороны Украины была фактически провалена. Во-первых, были потеряны 2014-й и часть 2015 г., многие иски пошли в международные суды с полуторагодичным опозданием. Во-вторых, была утеряна очень важная в данном контексте консолидированность: Ощадбанк подал свой иск, “Нафтогаз” — свой, Приватбанк — свой, хотя все эти иски должны были по доверенности подаваться украинским Минюстом. 

В-третьих, по каждому из этих исков нет завершенных решений украинских судов и практических действий исполнительной службы по взысканию задолженности хотя бы на территории Украины. В результате всех этих вольных или невольных ляпов с нашей стороны россияне осмелели настолько, что решились признать “долг Януковича” межгосударственным, ссылаясь на тот факт, что Фонд национального благосостояния учрежден государством и пополняется за счет бюджетных нефтяных доходов. То есть, подавая иск против Украины, РФ уже не опасалась никаких встречных исков и рассчитывала максимум на апеллирование украинской стороной к судейской совести и справедливости.

Время судиться настало год назад, когда по истечении сроков погашения РФ подала иск в Высокий суд Лондона относительно взыскания с Украины основной суммы долга, процентов, штрафов и судебных издержек.

Почему Лондон? Дело в том, что споры, возникающие в ходе обращения еврооблигаций, решаются в контексте английского права. Именно в Лондоне, кстати, проходят слушания по иску держателей еврооблигаций Приватбанка.

Судебный процесс вел судья Уильям Блэр, брат бывшего премьер-министра Великобритании Тони Блэра. Единственное, что смогла слепить к этому процессу наша судебная система, — это арест $3 млрд “денег Януковича”, которых в реальности уже не существует, по решению Голосеевского районного суда города Киева.

Лондонский суд, как это и ожидалось, не смог юридически интерпретировать позицию Украины относительно “страны-агрессора” и “взятки” в виде законно выпущенных еврооблигаций, тем более что в системе украинского правосудия до сих пор нет завершенного уголовного расследования и основной “взяточник” не наказан, хотя бы заочно, а следовательно, установка защиты на то, что это была именно взятка, является нарушением презумпции невиновности. Суд решил, что Украина должна выплатить не только сумму основного долга, но и сумму накопленных процентов, штрафов и даже компенсировать РФ судебные издержки в размере нескольких миллионов фунтов стерлингов. Для нас здесь заложен очень важный урок, который нам преподнесла западная судебная система: шкала таких ценностей, как защита прав кредитора/инвестора, не зависит от субъективных обстоятельств взаимоотношений с ним. Любое нежелание платить должно подтверждаться лишь доказанным юридическим фактом и встречным иском, а не эмоциями, пусть и чистыми, как слеза младенца.

Единственной победой Украины стал отказ судьи запустить ускоренную процедуру взыскания долга, в связи с чем наша страна получила право на апелляцию. Что это нам дает? Лишь отсрочку приговора.

Учитывая, что слушания начнутся в начале 2018-го, окончательный вердикт суда может состояться весной—летом следующего года (ни о каких полутора-двух годах, как это озвучивал наш Минфин, речь, очевидно, не идет). То есть не позднее осени 2018 г. РФ может потребовать долг и в случае его неоплаты объявить Украине дефолт. Также у нее появится возможность арестовывать наше имущество за рубежом, включая счета госбанков и предприятий.

И ежу понятно, что погашать этот долг Украина не будет. Во-первых, это означало бы политическое самоубийство для каждого сопричастного чиновника: заплатить миллиарды долларов стране, которая находится с нами в состоянии необъявленной войны, тут даже Липецкая фабрика покажется детским леденцом. Во-вторых, у нас просто нет денег. Несмотря на то что НБУ все лето этого года ударными темпами выкупал валюту на межбанке, показатель средств на счетах и депозитах в структуре его золотовалютных запасов сократился на $1,2 млрд, до $0,8 млрд в сентябре.

Как это уже не раз бывало за последние годы, наш Минфин, скорее всего, воспользуется “звонком другу”. Речь в данном случае идет о ЕС, а если еще конкретнее, то о Германии. Именно эта страна, скорее всего, поможет Украине сохранить лицо, то есть простыми словами заберет этот долг у РФ себе. Именно на этот вариант намекал министр финансов РФ Антон Силуанов, когда говорил,  что пребывает в постоянном контакте на этот счет с немецким коллегой. Об этом же вещал и заместитель Силуанова Сергей Сторчак, кратко обрисовывая и возможные варианты схемы.

Это может быть гарантия некоего платежного сюзерена, который вместо Украины выполнит обязательства перед Россией, а может быть и замена украинских еврооблигаций на аналогичные ценные бумаги страны-гаранта.

То есть по итогам сделки РФ получит ликвидные облигации, например, Германии, а Украина будет должна уже не россиянам, а немцам, и срок погашения здесь может быть существенно отодвинут.

Но наиболее важным для нас моментом данной сделки станет тот факт, что практичные немцы, наверняка не просто так заплатят россиянам примерно $3,5 млрд (с процентами), а увяжут данный факт с успешным завершением минского процесса или с фактом введения миротворцев на Донбасс. Учитывая безденежье россиян и их предвыборный цикл, они могут с успехом заглотить этого “живца”. А это важнее любых денег.

Второй тактически немаловажный для Кремля момент — это пополнение поиздержавшейся российской казны, причем не в обход,  а на фоне санкций. И если сценарий сработает, то Москва вполне сможет торговать долговыми расписками — благо ассортимент велик, от Ирана и КНДР до Венесуэлы и Кубы. Правда, сбрасывая “коллекторам” долги своих “друзей”, Россия лишится и немалой части своего влияния. Но выбирать особо не приходится, проблемы “Роснефти” и темная схема продажи ее КНР тому доказательство.

Возвращаясь к нашим делам, следует признать, что бесспорным бенефициаром такого рода сделки станет Германия, но никак не Украина. Иными словами, Берлин получит дополнительный козырь в вопросе обоюдного принуждения к миру Москвы и Киева. Беря во внимание степень немецкого присутствия даже в нынешней российской экономике и то давление, которое оказывают интересы бизнеса на немецкое руководство, его миротворчество может оказаться несколько дороже,  чем хотелось бы Киеву.

Алексей КУЩ

Добавить в FacebookДобавить в TwitterДобавить в LivejournalДобавить в Google BuzzДобавить в LinkedinДобавить в Vkontakte 0

Что скажете, Аноним?

Если Вы зарегистрированный пользователь и хотите участвовать в дискуссии — введите
свой логин (email) , пароль  и нажмите .

Если Вы еще не зарегистрировались, зайдите на страницу регистрации.

Код состоит из цифр и латинских букв, изображенных на картинке. Для перезагрузки кода кликните на картинке.

ДАЙДЖЕСТ
НОВОСТИ
АНАЛИТИКА
ПАРТНЁРЫ
pекламные ссылки


metaltop.ru Rambler's Top100 miavia estudia

(c) Укррудпром — новости металлургии: цветная металлургия, черная металлургия, металлургия Украины

При цитировании и использовании материалов ссылка на www.ukrrudprom.ua обязательна. Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентства "Iнтерфакс-Україна", "Українськi Новини" в каком-либо виде строго запрещены

Сделано в miavia estudia.