Постоянный адрес:

Красть у фронта — красть у победы

Зеркало недели, 12 августа 2017. Опубликовано 07:30 13 августа 2017 года
Принцип канала Discovery о животных — поймать-показать-отпустить — прекрасно прижился и в ходе расследования преступлений в сфере обороны и ОПК.

Даже президент П.Порошенко не поспевает за быстрыми оперработниками, следователями и судьями, которые за несколько дней умудряются продемонстрировать телешоу с арестом, вручением подозрения, заключением под стражу и торжественным выходом фигуранта из мест временного содержания. Как это было с директором одного из бронетанковых заводов.

Не успевает гарант объявить, что кого-то отстранили от должности, кого-то посадили, кого-то привлекли к ответственности, как этот кто-то снова при должности и продолжает неустанно трудиться на ниве “освоения” государственных средств и имущества.

Никак до Верховного главнокомандующего не доходит, что большинство злоупотреблений и преступлений в этой сфере давно уже приобрели системный характер, и призывами наказать виновных эти явления не преодолеть.

Еще больше вопросов возникло бы у Петра Алексеевича, если бы он знал реальную картину происходящего в ходе выполнения оборонного заказа и вообще в оборонной промышленности страны. Учитывая, что президент не всегда получает такую информацию, еженедельник ему и общественности без удовольствия, ее предоставляет. 

В тексте статьи я ссылаюсь на письма генерального прокурора и руководителя “Укроборонпрома”, не посчитавших необходимым их загрифовать, а посему редакция, руководствуясь своей точкой зрения, исключила некоторые сведения, представляющие потенциальную угрозу безопасности страны.

Открытие 1: Все сходится, кроме баланса…

Генеральная прокуратура вдруг обнаружила колоссальную прореху в оборонном бюджете страны. Оказывается, что на конец прошлого года дебиторская задолженность предприятий-поставщиков перед Минобороны увеличилась втрое — на 2,4 млрд грн и таким образом достигла рекордной суммы — более 6,1 млрд грн. Что составляет 11% годового финансирования. При этом просроченная задолженность достигла 755 млн грн бюджетных средств. У предприятий концерна “Укроборонпром” такая задолженность перед Минобороны составила 1,6 млрд грн, а просроченная задолженность — 335 млн грн. Именно такие цифры фигурировали в письме генпрокурора Ю.Луценко премьер-министру В.Гройсману, направленном им в середине июля т.г. в Кабинет министров за №10/2/1-20618-17.

Не могу с уверенностью утверждать, что руководителю правительства удалось с этим посланием ознакомиться, а иначе и он бы сделал для себя много открытий: как бездарно транжирятся государственные средства, как проводится стопроцентное авансирование контрактов, и как Минобороны безосновательно продлевает сроки исполнения договоров, что позволяет предприятиям-должникам, пользующимся в своих интересах бюджетными средствами, избегать штрафных санкций.

Яркий пример — закупка в конце 2014 г. предприятием “Укринмаш” при стопроцентном авансировании Минобороны беспилотных авиационных комплексов SpyArrow на сумму 24,9 млн грн. Представьте себе, что поставка этих изделий произошла лишь через полтора года! При этом характеристики поставленных изделий еще и не полностью соответствуют требованиям военного ведомства. Были ли сложности с покупкой за рубежом беспилотников? Вероятно, были. Зачем же тогда брать аванс на их покупку, понимая, что их не удастся закупить сразу? Кстати, прокуроры могли разобраться, где “крутились” эти средства, и кто и сколько заработал на этом?

Это же предприятие в 2015 г. почти восемь месяцев не перечисляло иностранному поставщику средства, полученные в качестве аванса на покупку станций помех TRC-274, что вследствие роста курса иностранной валюты привело к чрезмерному расходованию бюджета на 100 млн грн.

По информации Генпрокуратуры, на титул чемпиона по безосновательной пролонгации договоров в рамках оборонного заказа может претендовать Служба безопасности Украины. По некоторым государственным контрактам обнаружилось до девяти дополнительных соглашений на пролонгацию. При этом никакой претензионной работы по данным вопросам самой Службой не ведется.

Естественно, что такое “легкое поведение” оборонных заказчиков при использовании бюджетных средств создает благоприятную среду для злоупотреблений должностных лиц субъектов хозяйствования, исполняющих оборонный заказ. Масштабы этих злоупотреблений измеряются не только потерей средств налогоплательщиков, но и потенциальными потерями жизней военнослужащих.

Военные прокуроры, инкриминируя злоупотребление служебным положением должностным лицам ГП “Киевский бронетанковый завод”, считают, что в результате их действий создана реальная угроза жизни и здоровью военнослужащих. Эти “кулибины” использовали для изготовления корпусов бронетранспортеров сталь с низкой пулестойкостью, которая не была предусмотрена конструкторской документацией.

А что случилось с закупленными за бюджетные средства бронемашинами “Тритон” производства “Кузни на Рыбальском”? Неужели поломались? И почему так разнятся (до 30%) цены на эти изделия для Минобороны и пограничников? Нет, этот вопрос Ю.Луценко не адресовал главе правительства. Это задел для изучения проблемы в будущем.

Идем дальше?

ГП ХКБМ им. Морозова изготовило по заказу Минобороны бронетранспортеры на сумму 219 млн грн, в ходе эксплуатации которых в августе 2016 г. возникли технические дефекты такого рода, что пришлось отказаться от ее использования в зоне проведения АТО.

А иначе и не могло быть! Ведь в концерне “Укроборонпром” создан механизм отбора т.н. “квалифицированных” поставщиков продукции оборонного назначения, в том числе и запчастей для бронетехники. Эта схема подробно описана мною в статье “Укроборонпром. All inclusive”. Кстати, одного из участников этого механизма — директора ООО “ВП Патриот” суд уже признал виновным по ст. 205 УК (фиктивное предпринимательство). Это “патриотическое” ООО в 2015—2016 гг. совершило виртуальных поставок запчастей для ремонта бронетехники на 27 млн грн, которые впоследствии были конвертированы в наличные средства. Просто кому-то был очень нужен миллион долларов…

Из письма Луценко Гройсману следует, что только в т.г. по нарушениям в использовании бюджетных средств в оборонной сфере открыто 139 уголовных производств, а сумма уже установленного ущерба составила 242,4 млн грн. Однако вопрос: сколько из этих дел станут заявками следователей ГПУ на откат, а сколько все же дойдут до суда? Ответ вряд ли известен самому генпрокурору. В предыдущих моих статьях упоминались эпизоды с хищениями и выводом в тень сотен миллионов гривен. Да вот о посадках преступников как-то и не слышно…

Открытие 2: “Укроборонпром” vs Минобороны...

Кардинально противоположного мнения по поводу эффективности использования бюджетных средств придерживается “Укроборонпром”, а во всех бедах его руководитель Р.Романов винит Минобороны, заявляя, что никак не может наладить эффективное взаимодействие с этим оборонным заказчиком. Со всеми заказчиками точки соприкосновения найдены, а вот действия некоторых должностных лиц Минобороны, цитирую: “не содействуют обеспечению выполнения принятых руководством страны решений, наращиванию научно-технического и технологического потенциала предприятий оборонно-промышленного комплекса”. Эти слова Р.Романова процитированы из его письма на имя президента от 27.06.2017 г. (текст в редакции).

“Укроборонпром” считает, что Минобороны непрозрачно формирует государственный оборонный заказ, государственные программы развития вооружений и реформирования ОПК фактически не финансируются, ни “одной гривни”, из запланированных в бюджете 785 млн грн на подготовку производства, предприятия концерна не получили.

Мало того, “Укроборонпром” “обиделся” на то, что он не получает уже два года информацию по основным показателям оборонного заказа страны, несмотря на многочисленные решения по этому поводу СНБО, а также на то, что Минобороны не ставит П.Порошенко в известность, когда вносит изменения в оборонный заказ.

А еще Минобороны виновато в сокращении заказа для предприятий концерна, что угрожает функционированию отечественного ОПК и негативно влияет на реальный сектор экономики страны.

В достаточно внушительном перечне бед “Укроборонпрома” есть одна любопытная деталь, на которую необходимо обратить внимание.

По мнению Р.Романова, Минобороны под различными предлогами уклоняется от закупок вооружений и военной техники, выдвигая дополнительные требования по проведению испытаний. Оказывается, функционеры концерна требуют, чтобы Министерством обороны во время испытания бронестойкости БТР-3 не использовались боеприпасы с усиленными энергетическими характеристиками. А кто в таком случае будет просить потенциального противника не применять против нашей бронетехники подобные боеприпасы? Не очень беспокоится Р.Романов о безопасности жизни наших военных. Вероятнее всего, он не знает, что по этому эпизоду уже ведется расследование в отношении руководителей ГП “Киевский бронетанковый завод”, которые вопреки технологической документации использовали сталь с более низкими характеристиками.

Венчает этот достаточно “яркий” перечень претензий “Укроборонпрома” заявление Р.Романова о том, что реализовать намеченные президентом и СНБО проекты по обеспечению войск современными вооружениями в этом году в полном объеме будет невозможно. Ну а вот это открытие только для самого Р.Романова…

Открытие 3: не надо путать свою шерсть с государственной…

Как ни странно, но у Минобороны и “Укроборонпрома”, несмотря на позиционную борьбу в сфере оборонного заказа, нашлась точка соприкосновения — наплевательское отношение к вопросам интеллектуальной собственности.

Еще раз акцентирую внимание на том, что эта интеллектуальная собственность создавалась на средства государственного бюджета. На это были потрачены людские, материальные и интеллектуальные ресурсы.

До сих пор ни Минобороны, ни предприятия оборонки не занимаются вопросами правового урегулирования прав на интеллектуальную собственность, созданную за средства, выделенные из бюджета на реализацию оборонного заказа.

Должностные лица Минобороны считают, что законодательство в этой сфере не позволяет зарегистрировать такие права на орган исполнительной власти. А Генеральная прокуратура пошла еще дальше, отметив, что Кабинет министров содействует потере этих активов, не пользуясь своим правом законодательной инициативы.

По фактам незаконного использования интеллектуальной собственности, полученной в ходе выполнения научно-исследовательских работ в рамках оборонного заказа, прокуратурой уже ведутся уголовные производства. Надеюсь, в скором времени следователям удастся установить ущерб, нанесенный государству должностными лицами ГП “Научно-исследовательский институт “Шторм”, которые присвоили документацию на промышленный образец изделия для комплекса противовоздушной обороны С-300. Небезынтересно также будет узнать, чем завершится расследование по неправомерному использованию ГП “Фотоприбор” без разрешения Минобороны конструкторской документации на комплектующие изделия для танков “Оплот”, поставляемых армии Таиланда.

Минобороны в течение почти пяти лет не может оформить права неинтеллектуальной собственности на изделие “Квитнык” — 152-мм снаряд с лазерной головкой самонаведения. Это обстоятельство не мешает ГК “Укрспецэкспорт” зарабатывать на экспортных поставках данных снарядов и технической документации в Польшу.

Невозможно даже себе представить, какие потери понесло государство в этой сфере, если еще в 2008 г., по оценкам экспертов, стоимость незарегистрированных нематериальных активов на оборонных предприятиях страны составляла 15—18 млрд грн, а в космическом комплексе — 20—25 млрд грн.

При таком халатном отношении к государственной собственности нет ничего удивительного в том, что права на технологии для станции “Кольчуга” принадлежат конкретным физическим лицам. Как и на техническую и технологическую документацию для авиационных двигателей, броневую сталь, гранатометы и бронетранспортеры некоторых типов.

Открытие 4: а госгарантии не гарантируют…

Кредитование предприятий для производства и ремонта вооружений и военной техники было объявлено власть предержащими чуть ли не как громадная победа в этой сфере.

В 2016 г. правительство предусмотрело по этой программе госгарантий на сумму 4,15 млрд грн. В 2017 г. таких госгарантий предполагается выдать на сумму 7 млрд грн.

Однако работники Генеральной прокуратуры считают эти операции рисковыми, поскольку может произойти не только увеличение затрат бюджетных средств на сумму 2,3 млрд грн, но и значительный рост дебиторской задолженности Минобороны, которому предприятия оборонки, работающие под госгарантии, и так задолжали уже более 500 млн грн.

Многомиллиардный пирог госгарантий никак не может укусить “Укроборонпром”, который пожаловался в конце июня с.г. в личном обращении президенту, что Минобороны никак не хочет финансировать под госгарантии подписанный в 2016 г. контракт на изготовление БТР-4Е.

Р.Романов считает, что из-за действий Минобороны, которое сокращает из года в год консолидированный заказ для предприятий “Укроборонпрома”, из оборонного заказа вообще могут быть исключены закупки некоторых образцов вооружений, в том числе и БТР-4, БТР-3, машин “Дозор-Б”, беспилотников “Спектатор”, станций “Сектор”, минометов “Молот”. На сегодня подписана лишь незначительная часть договоров на поставку этой продукции.

Открытие последнее — резюмирующее…

Сколько еще нужно раскрыть фактов бесконтрольного и неэффективного использования бюджетных средств, незаконного использования государственной собственности, схем по расхищению и вывода в тень финансовых ресурсов, чтобы понять, что основная причина этих явлений — отсутствие эффективной системы управления в этой сфере и паршивый, как это ни прискорбно, менеджмент.

Понятно, что вертикаль безответственности начинается отнюдь не на уровне руководителей предприятий и оборонных заказчиков. Почему бы господам из президентской администрации не провести небольшой анализ и не выяснить: а что из указов и поручений президента по вопросам оборонно-промышленного комплекса исполнено? Естественно, не закрыто отписками, а действительно реализовано в виде конкретных управленческих решений, в виде принятых Верховной Радой законов и нормативно-правовых актов правительства, поставленных в войска новейших образцов вооружений и боевой техники? Реальная картина очень сильно будет отличаться от информационного шума разного рода пресс-служб…

Дмитрий МЕНДЕЛЕЕВ